На главную / Свобода печати / Джон Мильтон. Ареопагитика. Речь о свободе печати от цензуры, обращенная к парламенту Англии (1644)

Джон Мильтон. Ареопагитика. Речь о свободе печати от цензуры, обращенная к парламенту Англии (1644)

| Печать |


- 42 -

находясь в городе, купил за дорогую цену участок земли, на котором Ганнибал
расположил лагерем свое войско.

Затем, существует живое и бодрящее предзнаменование нашего успеха и победы. Если
кровь в теле свежа, если силы чисты и деятельны не только в телесных, но и в
умственных способностях, особенно же в самых острых и смелых действиях
утонченного ума, это доказывает, как хорошо состояние и сложение тела; точно так
же, если жизнерадостность народа до такой степени бьет ключом, что у него есть
не только чем охранить свою свободу и безопасность, но достает также сил на
важнейшие и возвышеннейшие предметы спора и новых открытий, это значит, что наш
народ не выродился и не обречен на роковую гибель, но, сбросив с себя старую
сморщенную кожу испорченности, переживет эти страдания и вновь обретет молодость,
вступив на славные пути истины и счастливой добродетели, предназначенный к
величию и почету в эти позднейшие времена. Мне кажется, будто перед моим
умственным взором встает славный и могучий народ, подобный пробудившемуся
сильному мужу, стряхивающий с себя тяжкие оковы. Мне кажется, я вижу его
подобным орлу, вновь одетому оперением могучей молодости, воспламеняющим свои
зоркие глаза от полуденного солнца, очищающим и просветляющим свое долго
помраченное зрение в самом источнике небесного света; тогда как целая стая птиц,
испуганных, сбившихся в кучу, вместе с птицами, любящими сумрак, мечется вокруг,
со страхом взирая на его намерения и завистливым кудахтаньем предсказывая годину
сект и расколов.

Что же вы будете делать, Лорды и Общины? Наложите ли вы гнет на всю эту цветущую
жатву знания и нового света, которая взошла и теперь еще восходит каждый день в
нашем городе? Учредите ли вы над ней олигархию двадцати надзирателей и тем вновь
заставите голодать наши умы, лишив нас возможности знать что-либо сверх того,
что они отмеряют своею мерою? Верьте, Лорды и Общины, что те, кто советует вам
подобное угнетение, тем самым предлагают вам угнетать самих себя, и я покажу
сейчас, каким образом. Если бы кто-нибудь пожелал узнать, почему у нас
господствует свобода, как в письменном, так и устном слове, то нельзя было бы
указать другой, более достоверной и непосредственной причины, чем ваше мягкое,
свободное и гуманное правление. Лорды и Общины, ваши доблестные и успешные
совещания дали нам свободу; свобода — кормилица всех великих талантов: она,
подобно наитию свыше, очистила и просветила наши души; она сняла


восприимчивы, наши умы более склонны к исканию и ожиданию величайших и

- 43 -

оковы с нашего разума, расширила его и высоко подняла над самим собой.

Вы не можете сделать нас теперь менее способными, менее знающими, менее
ревностными в искании истины, если вы сами, кому мы всем этим обязаны, не
станете меньше любить и насаждать истинную свободу. Мы можем опять стать
невеждами, тупицами, формалистами, рабами, какими вы нашли нас; но ранее вы сами
должны стать тем, чем вы не можете быть — угнетателями, притеснителями, тиранами,
каковы были те, от кого вы нас освободили. Если наши сердца стали более
достовернейших истин, это плод вашей собственной добродетели, посеянной в нас; и
вы не можете уничтожить этого, если не введете вновь давно отмененный жестокий
закон, по которому отцы могли произвольно убивать своих детей. Кто же тогда
примкнет к вам и воспламенит других? Не тот, кто поднимает оружие из-за
мундирного сбора, путевого сбора и из-за своих четырех ноблей данегельта38. Я
ценю защиту справедливых льгот, но, прежде всего, дорожу своим собственным миром.
Дайте мне поэтому — что выше всех свобод — свободу знать, свободу выражать свои
мысли и свободу судить по своей совести.



Что посоветовать как лучшую меру в том случае, если будет признано вредным и
несправедливым преследовать мнения за их новизну или несоответствие общепринятым
взглядам, это не входит в мою задачу. Я повторю только то, чему научился от
одного из уважаемых ваших сочленов, одного благороднейшего и благочестивейшего
лорда, которого мы не потеряли бы в настоящее время и не оплакивали бы как
достойного и несомненного сторонника этого взгляда, если бы он не отдал свою
жизнь и имущество на служение церкви и государству. Я уверен, что вы
догадываетесь, о ком идет речь, но, чтобы почтить его память — и да будет вечным
этот почет — я назову его имя: лорд Брук39. В своем сочинении о епископстве, где
он касается, между прочим, сект и расколов, он оставил вам свой завет или,
вернее сказать,

38 В подлиннике coat and conduct, средневековый налог на обмундирование и
перевозку войск; данегельт или данегельд (буквально «датские деньги») — налог,
взимавшийся в Англии в X-XII вв. (первоначально для откупа от завоевателей-датчан,
потом на военные нужды). Нобль — старинная английская монета.
39 Роберт Гревилл, лорд Брук (1608—1643) — активный сторонник парламента,
погибший за полтора года до выхода в свет «Ареопагитики». Его книга, о которой
говорит Мильтон — «Рассуждение, раскрывающее природу епископства», — была
опубликована в 1641 г.

 


Страница 27 из 30 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^