На главную / Свобода печати / Джон Мильтон. Ареопагитика. Речь о свободе печати от цензуры, обращенная к парламенту Англии (1644)

Джон Мильтон. Ареопагитика. Речь о свободе печати от цензуры, обращенная к парламенту Англии (1644)

| Печать |


- 11 -

«Принимая во внимание предыдущее отношение,
настоящее сочинение Даванцати печатать разрешается.
Винцент Раббата и проч.»

«Печатать разрешается. Июля 15.
Брат Симон Момпеи д’Амелиа,
канцлер св. инквизиции во Флоренции.»

Они были уверены, что если бы кому-нибудь и удалось только что вырваться из
заключения в бездонной пропасти, то это четырехкратное заклятие опять низвергло
бы его туда же. Боюсь, что в ближайшее время они возьмут на себя и разрешение
того, что, говорят, имел в виду Клавдий, хотя и не привел свое намерение в
исполнение8. А вот соблаговолите обратить внимание на другую форму цензуры,
римского образца:

«Imprimatur9, если это будет благоугодно досточтимому
настоятелю святого дворца.
Белькастро, наместник.

«Imprimatur.
Брат Николо Родольфи, настоятель св. дворца».

Иногда на «piazza»10 заглавного листа можно найти сразу пять imprimatur’ов,
которые, наподобие диалога, обмениваются друг с другом комплиментами и
раскланиваются бритыми головами в выражениях обоюдного уважения лишь затем,
чтобы сказать автору, в смущении стоящему у своего труда, может ли он его
печатать или должен уничтожить. Эти приятные литании, эти сладкие антифоны
очаровали недавно наших прелатов и их капелланов, отозвавшихся на них приятным
эхом, и заставили нас поглупеть до того, что мы с легким сердцем им подражали,
выпуская властные «imprimatur», одни из Ламбетского дворца, другие — с западной
стороны церкви св. Павла11.

8 Quo veniam daret flatum crepitumque ventris in convivio emittendi. Suetonius
in Claudio. [Говорят, он даже собирался особым эдиктом позволить испускать ветры
на пиру. — Светоний, «Жизнь двенадцати цезарей».] (Примечание Мильтона).
9 Пусть будет напечатано (лат.).
10 Буквально «площадь» (итал.).
11 Т. е. от архиепископа Кентерберийского (Ламбетский дворец — его резиденция) и
епископа Лондонского.

- 12 -

Причем обезьянничанье перед Римом достигло того, что приказ этот отдавался
обязательно по-латыни, как будто ученое перо, писавшее его, могло писать только
по-латыни; или, быть может, это происходило потому, что, по мнению отдававших
приказ, ни один обыкновенный язык не мог достойно выразить чистую идею
imprimatur’a; скорее же всего, как я надеюсь, потому, что в нашем английском
языке — языке людей, издавна прославившихся как передовые борцы за свободу — не
нашлось бы достаточно рабских выражений для столь диктаторских притязаний.

Таким образом, изобретатели цензуры и оригиналы цензурных разрешений налицо, и
вы можете по прямой линии проследить их родословную. Как видите, установлением
цензуры мы обязаны не какому-либо древнему государству, правительству или церкви,
не какому-либо закону, изданному некогда нашими предками, и не новейшей практике
какого-либо из реформированных государств или церквей, а самому
антихристианскому из соборов12 и самому тираническому из судилищ — судилищу
инквизиции. До этого времени книги так же свободно вступали в мир, как и все,
что рождалось; порождения духа появлялись не с большими затруднениями, чем
порождения плоти, и ревнивая Юнона не следила завистливо, скрестив ноги, за
появлением на свет духовных детей человека; если же при этом рождалось чудовище,
то кто станет отрицать, что его по справедливости предавали огню или бросали в
море? Но чтобы книга, находясь в худшем положении, чем грешная душа, должна была
являться перед судилищем до своего рождения в мир и подвергаться во тьме, прежде
своего появления на свет, приговору Радаманта и его сотоварищей, — об этом
никогда не было слыхано ранее, пока чудище несправедливости, вызванное
наступлением Реформации и смущенное ее успехами, не стало изыскивать новые
преддверия ада и адские бездны, куда бы можно было вместе с осужденными душами
заключать и наши книги.

Это и был тот лакомый кусок, который столь услужливо подхватили и которым столь
дурно воспользовались наши инквизиторствующие епископы и их приспешники
францисканцы. Что же касается вас самих, то всякий, знающий чистоту ваших
действий и ваше уважение к истине, не усомнится в вашем нерасположении к этим,
хорошо известным вам, авторам цензурного постановления и в отсутствии с вашей
стороны всякого злого намерения при издании его.

12 Имеется в виду Тридентский собор (см. примечание 6).

 


Страница 7 из 30 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^