На главную / Свобода печати / Джон Мильтон. Ареопагитика. Речь о свободе печати от цензуры, обращенная к парламенту Англии (1644)

Джон Мильтон. Ареопагитика. Речь о свободе печати от цензуры, обращенная к парламенту Англии (1644)

| Печать |


 


- 46 -

застывшую, которая будет гораздо более способствовать быстрому вырождению церкви,
чем множество незначительных расколов.

Я говорю это не потому, чтобы одобрял каждый легкомысленный раскол, или чтобы
смотрел на все в церкви как на золото, серебро и драгоценные камни: для человека
невозможно отделить пшеницу от плевелов, хорошую рыбу от прочего улова; это
должно быть делом ангелов в конце света. Но если все не могут держаться
одинаковых убеждений, то кто досмотрит, чтобы они таковых держались? В таком
случае, без сомнения, гораздо благотворнее, благоразумнее и согласнее с
христианским учением относиться с терпимостью ко многим, чем подвергать
принуждению всех. Я не считаю возможным терпеть папизм, как явное суеверие,
которое, искореняя все религии и гражданские власти, само, поэтому подлежит
искоренению, однако не иначе, как испытав предварительно все средства любви и
сострадания для убеждения и возвращения слабых и заблудших. Равным образом ни
один закон, который не стремится прямо к беззаконию, не может допустить того,
что нечестиво или, безусловно, противно вере или добрым нравам. Но я имею в виду
не это, я говорю о тех соседских разногласиях или, лучше сказать, о том
безразличии к некоторым пунктам учения и дисциплины, которые хотя и могут быть
многочисленны, но не должны нарушать единство духа, если только мы сможем
соединиться друг с другом узами мира.

Между тем, если бы кто-нибудь захотел писать, протянув руку помощи медленно
подвигающейся реформации, если бы истина открылась ему раньше других или, по
крайней мере, казалось бы, что открылась, то кто заставляет нас идти по стопам
иезуитов и налагать на этого человека обременительную обязанность испрашивать
разрешения на столь достойное дело; кто мешает нам принять во внимание, что раз
дело дойдет до запрещения, то последнему легко может подвергнуться и сама истина,
ибо для наших глаз, омраченных и ослепленных предрассудком и обычаем, ее первое
появление гораздо менее заметно и очевидно, чем многие заблуждения: так
внешность многих великих людей незначительна и невзрачна на вид. И зачем
некоторые люди попусту говорят нам о новых мнениях, когда их собственное мнение,
что выслушивать следует лишь тех, кто им угоден, есть самое худшее из новшеств,
есть главная причина возникновения столь обильных у нас сект и расколов,
удаляющая от нас истинное знание, не говоря уже о большей опасности подобного
взгляда?


- 47 -

Когда Господь побуждает государство сильными, но здоровыми потрясениями ко
всеобщей реформе, то, без сомнения, в это время многие сектаторы и лжеучители
находят обильнейшую почву для соблазна. Но еще несомненнее то, что Бог избирает
тогда для Своего дела людей редких способностей и необычайного рвения не только
затем, чтобы они оглядывались назад и пересматривали уроки прошлого, но также и
затем, чтобы они шли вперед по новым путям к открытию истины. Ибо порядок, в
котором Господь просвещает свою церковь, таков, что Он раздает и распределяет
Свой свет постепенно, дабы наше земное зрение могло наилучшим образом вынести
его.

Господь не определяет и не ограничивает Себя также в том, где и откуда должен
быть впервые услышан голос Его избранников; Он смотрит не человеческими очами,
избирает не человеческим избранием, дабы мы не связывали себя определенными
местами и собраниями и внешней профессией людей, помещая свою веру то в старом
доме собраний, то в вестминстерской часовне; если нет ясного убеждения и
милосердия терпеливого поучения, то всей веры и религии, канонизированных там,
недостаточно, чтобы исцелить малейшую рану совести, чтобы наставить
ничтожнейшего из христиан, кто хочет жить по духу, а не по букве человеческого
долга, — недостаточно, несмотря на все раздающиеся там голоса, хотя бы даже к
этим голосам, для увеличения их числа, сам Генрих VII, окруженный всеми своими
вассальными мертвецами, присоединил голоса покойников.

И если люди, кажущиеся руководителями раскола, заблуждаются, то разве не наша
леность, упрямство и неверие в правое дело мешают нам спокойно беседовать с ними
и спокойно расходиться, обсуждая и исследуя предмет перед свободной и
многолюдной аудиторией, если не ради них, то ради нас самих? Всякий, вкусивший
знания, скажет, сколь великую пользу он получал от тех, кто, не довольствуясь
старыми предписаниями, способны высказывать и проводить в жизнь новые принципы.
Если бы даже люди эти были подобны пыли и праху у наших ног, то и в таком случае,
раз они годны для того, чтобы очистить до блеска доспехи истины, ими не
следовало бы совсем пренебрегать. Но если они принадлежат к числу тех, кого Бог,
по нужде этого времени, наделил выдающимися и обильными дарами, и в то же время
не принадлежат, быть может, ни к числу священников, ни к числу фарисеев, а мы, в
поспешной ревности, не делая между ними никакого различия, решаем заградить им
уста из боязни, как бы они не

 


Страница 29 из 30 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^