На главную / Свобода печати / Джон Мильтон. Ареопагитика. Речь о свободе печати от цензуры, обращенная к парламенту Англии (1644)

Джон Мильтон. Ареопагитика. Речь о свободе печати от цензуры, обращенная к парламенту Англии (1644)

| Печать |


- 9 -

трибунами лишь после отречения от своих слов; мы читаем также, что при Августе
пасквили сжигались, а их авторы подвергались наказанию. Такая же строгость
применялась, без сомнения, в тех случаях, когда сочинения заключали в себе что-либо
нечестивое по отношению к богам, чтимым городом. За исключением этих двух
случаев, власти вовсе не заботились о том, что творилось в мире книг.

Поэтому Лукреций безнаказанно проповедовал свой эпикуреизм в стихах к Меммию и
даже удостоился чести быть вторично изданным Цицероном, этим великим отцом
отечества, хотя последний и оспаривал его взгляды в своих собственных сочинениях.
Равным образом не встречали никакого препятствия ни сатирическая едкость, ни
грубая откровенность Луцилия, Катулла или Флакка. А что касается политических
взглядов, то история Тита Ливия, хотя в ней и превозносилась партия Помпея, не
была запрещена цезарем Октавием, принадлежавшим к другой партии. Если же он
изгнал старика Назона за легкомысленные поэмы его юности, то здесь была какая-то
тайная причина, лишь прикрытая государственными соображениями; во всяком случае
его сочинения не были ни изъяты из обращения, ни запрещены. В дальнейшем мы
встречаемся в Римской империи почти с одной лишь тиранией; не следует поэтому
удивляться, если подвергались запрещению не столько дурные, сколько хорошие
книги. Мне думается, однако, что я уже достаточно сказал о том, какие сочинения
считались у древних наказуемыми; во всем же остальном была полная свобода слова.

Около этого времени императоры стали христианами, но я не нахожу, чтобы они
поступали в данном отношении строже, чем было ранее. Книги тех, кого они считали
великими еретиками, рассматривались, опровергались и осуждались вселенскими
соборами, и лишь тогда по повелению императора запрещались или сжигались. Что же
касается сочинений языческих авторов, то, если они не были прямыми нападками на
христианство — как, например, сочинения Порфирия и Прокла, — против них нельзя
указать ни одного запрещения вплоть до 400 г., когда на Карфагенском соборе было
запрещено самим епископам читать книги язычников, еретические же сочинения
читать было дозволено, между тем как ранее, наоборот, более подозрительными
казались книги еретиков, а не язычников. Далее, первые соборы и епископы до 800
г. ограничивались только указанием книг, которые они не рекомендовали, не идя
далее и предоставляя совести каждого читать их

- 10 -

или нет, о чем свидетельствует уже падре Паоло, великий обличитель Тридентского
собора6.

После этого времени римские папы, захватив в свои руки сколько хотели
политической власти, стали простирать свое владычество не только на человеческие
суждения, как это было раньше, но и на человеческое зрение, сжигая и запрещая
неугодные им книги. Однако первоначально они были умеренны в цензуре, и число
запрещенных книг было невелико, пока Мартин V своей буллой не только запретил
чтение еретических книг, но и первый стал подвергать за это отлучению от церкви;
а так как Уиклиф7и Гус именно около того времени становились опасными для пап,
то они первые и побудили папский двор к более строгой политике запрещений. По
тому же пути шли Лев Х и его преемники до той поры, когда Тридентский собор и
испанская инквизиция совместными усилиями создали или усовершенствовали каталоги
и индексы запрещенных книг, роясь в мыслях многих добрых старых авторов и
совершая тем самым над их могилами самое худшее поругание. При этом они не
остановились на одних только еретических книгах, а стали осуждать в своих «запрещениях»
или прямо помещать в новое чистилище индекса все, что им было не по вкусу.

В довершение же насилия, они издали предписание, чтобы ни одна книга, памфлет
или газета — как будто св. Петр доверил им не только ключи от рая, но и от
печати — не могли быть напечатаны без одобрения и разрешения двух или трех обжор
— монахов. Например:

«Пусть канцлер Чини соблаговолит рассмотреть,
заключает ли в себе настоящее сочинение что-либо препятствующее его
напечатанию.
Винцент Раббата, флорентийский викарий».

«Я рассмотрел настоящее сочинение и не нашел в нем ничего
противного католической вере и добрым нравам.
В удостоверение чего я… и т. д.
Николо Чини, канцлер флорентийский».

6 Тридентский собор — Вселенский собор католической церкви, заседавший с
перерывами с 1545 по 1563 г. Его постановления способствовали усилению власти
папы и епископов и ужесточению гонений на протестантов. Падре Паоло — Паоло
Сарпи (1552—1625), венецианский ученый и политический деятель, противник папства.
Автор «Истории Тридентского собора».
7 Джон Уиклиф (между 1328 и 1330—1384) — английский религиозный реформатор; на
Конставдском соборе в 1415 г. объявлен еретиком.

 


Страница 6 из 30 Все страницы

< Предыдущая Следующая >
 

Вы можете прокомментировать эту статью.


Защитный код
Обновить

наверх^